По данным Всемирной организации здравоохранения, от депрессии страдает более 300 миллионов человек и к 2020 году специалисты заявляют, что это расстройство вполне может занять первое место среди всех психических заболеваний.  Переживать депрессию сложно. Это бесконечные мысли о проблемах, апатия, внутреннее опустошение – в такие моменты главное вовремя обратиться к специалисту или близким людям.

Новая жизнь

В 16 лет Максим начал новую жизнь. Переехал в другой город, поменял круг общения, нашел новые увлечения. Он считал, что все отлично складывается, но как только получил диплом, осознал, что совершенно не понимает, куда ему в дальнейшем идти и чем заниматься. Занялся самоанализом, который со временем перешел в депрессию. Это и довело Максима: «Мне не приходилось преодолевать себя. Я просто пришел к этому, наверное, от безысходности. В голове было что-то сумбурное, немного затуманенное.  А тот самый день был обычный, даже более обычный, чем сегодняшний. Не первый раз сталкиваюсь с тем, что люди думают, будто все [Роскомнадзор] (доведение себя до смерти) неуравновешенные. Есть и достаточно спокойные люди, которые размеренным шагом идут к этому. Таким я и оказался».

В ту ночь, когда Максим решил довести себя до смерти, все пошло не совсем так, как он планировал. Вместо ожидаемого результата, он оказался в хирургическом отделении. В больницу Максим пошел сам. Помнит, что его долго не хотели принимать. Когда уже попал на приём, ему было сложно рассказывать о своём “недуге”: «Волновался, боялся, еле говорил и толком не мог объяснить, что произошло. Когда все же объяснил, врач, по–моему, не очень поверила, но отнеслась с какой–то заботой и ответственностью. Отправила меня в хирургическое отделение, там было 5 человек: я, парень чуть младше меня, мужчина, точно не помню с чем, и два зека. Один был с ножевым ранением, другой с разрывом селезенки. И вот помню, как медсестра собирала у нас градусники, дошла до последнего пациента, ему как раз за день до этого сделали операцию. Она посмотрела на градусник, резко начала его трясти, трогать лоб и в итоге убежала. А он лежит на кровати прямо напротив меня и смотрит. Я смотрю на него и понимаю, что он мертв. В голове не было ничего, кроме любопытства и удивления».

Серо-голубая пижама в клетку

Максим не боялся, что его поставят на психиатрический учёт. Единственное, что останавливало его в тот момент — мысль о родителях. Ему не хотелось расстраивать их и оставлять одних. Дом его родителей чуть дальше от города, в котором живет он сам. Общаются по телефону, видятся не часто. Он считал, что сам может справиться со своими проблемами, но ошибся: «Меня отправили в психиатрическую лечебницу. Она находится примерно в полутора часах езды от города, окружена лесом, вокруг ее забора находится кладбище. Настоящая «психушка» из фильмов ужасов».

В надежде вылечиться Максим добирается до лечебницы. Спустя минут 40 ему выдают валенки 45 размера, хотя у него 41. Он надевает рваную серо-голубую пижаму в клетку и идет в отделение. Рядом санитар. По общению довольно приятный, это немного успокаивает. Максим открывает дверь в палату и сразу обращает внимание на потертые стены. Кругом около 30 лысых людей. Сразу замечает, что пижамы у всех одинаковые. Санитар говорит двум пациентам застелить для новенького одну из коек. Поворачивается, смотрит на Максима и говорит: «Прячь свои тапочки и все вещи под матрас, а то они «уйдут», — и уходит. Максим садится на койку, осматривается: «В общем, чувствовал я себя очень опустошенно, что ли».

«Все санитары безлики, они грубые и просто всегда кричат на пациентов. Но я их не виню, ибо многие пациенты по-другому просто не понимают»

Сложнее всего Максиму было привыкнуть к лекарствами, которые дают в лечебнице. В самый первый день, ему вкололи антидепрессант, после него он забыл весь следующий день: «Честно, ничего не помню. Единственное воспоминание, как я сидел в какой-то темной комнате, и врач спрашивал, хочу ли я умереть. Потом у меня просто закрываются глаза. Причем это все в таком странном тумане, прямо как показывают в кино». Далее Максиму прописали таблетки, от которых он ничего не чувствовал. Состояние было подавленным. Поэтому ему прописали комбинацию лекарств. Тогда Максиму стало лучше морально, но  ухудшилось здоровье. Начались проблемы с давлением. Он мог просто идти по коридору и вдруг в глазах темнело. Приходил в себя уже лежа на полу. Потом к обморокам добавилась кровь из носа: «Как-то я проснулся и увидел, что моя белая подушка стала красной. Она была полностью пропитана кровью. И как будто я один понимал, что это из-за тех лекарств. Мне пришлось буквально уговаривать врача убрать их из рациона. Вместо этих таблеток мне прописали кучу других. В итоге я выпивал по 21 таблетке в день. Сначала я чувствовал туманность, иногда снились кошмары. Позже начало пробивать на слезы, буквально любой эмоциональный момент. В результате мне вернули старые таблетки, но уменьшили дозировку. Тогда все стало более-менее нормально, правда, случилось это лишь спустя месяц моего пребывания там».

 

Почти все время в психиатрической больнице было свободным. Максим читал, рисовал, играл в шахматы и занимался физическими упражнениями.  В целом он чувствовал себя беззаботно, посторонние мысли его покинули. Телефон у него забрали еще в первый день, да и в лечебнице связь почти не ловит. Звонить можно только с местного телефона на домашние номера, правда, записываться нужно за неделю. Тяжело было пациентам, которые имеют страсть к курению. Сигареты буквально используют как валюту, обменивают на них еду, одежду, средства гигиены. Ходить в душ было невозможным – его просто нет: «Раз в неделю нас строили в одну шеренгу и вели километр до каменной бани. Брились тоже раз в неделю, без зеркала это делать крайне трудно. Голову приходилось иногда мыть в раковине, в которую она почти не помещалась».

«На тот момент этот пациент лежал в лечебнице уже год и что–то мне подсказывает, что лежит там до сих пор»

За время лечения Максим побывал сразу в двух отделениях. Одно из них – инфекционное, там находятся палаты на троих пациентов, из них нельзя выходить и отсутствуют часы. Сначала он оказался в палате с дедушкой: «Ему просто приносили еду, но он был, не в состоянии есть. Мне было очень его жаль, поэтому я кормил своего соседа самостоятельно. Но почти все время мне было плохо, спал целыми днями. Как- то проснулся и увидел, что дедушки нет в палате. После чего я пролежал дня три один в этой закрытой, пустой и маленькой комнате, в этот момент действительно начало казаться, что начинаешь сходить с ума. Это проявлялось только в голове. Я не могу объяснить это чувство, но ты просто понимаешь, что сходишь с ума. Разные мысли огромным потоком идут одна на другую, я не понимал, как движется время и движется ли оно вообще. Спасали только санитарки, которые приносили еду»

Потом Максима перевели в другую палату, там находилось 2 пациента. Первый имел раздвоение личности, но утверждал обратное. А второй пациент был один из самых запоминающихся: «Он в принципе самый странный человек, которого я когда-либо встречал. Он реально может свести с ума». Каждый день этого пациента повторяет предыдущий. Одни и те же истории, вопросы, которые он задает постоянно. Хотя ответ ему не важен, через 30 секунд он снова задаст тот же вопрос. Это сводило Максима с ума: «Иногда он просто ходил по палате туда-сюда. Я пробовал говорить с ним, отвлекать его внимание, чего я только не делал. Сложнее всего было время после курения.  Он просто брал и выкуривал все 7 сигарет за один раз, причем неважно, в какую сторону был повернут фильтр. Я даже не могу описать словами всё то, что там происходило, да еще и под таблетками от всего этого в голове происходили странные процессы, серьезно».

Они ни разу не приезжали

Первая встреча с родителями прошла дома после лечебницы, по словам Максима, она была достаточно неприятной: «Ко мне вообще родители не приезжали. Они живут в километрах 500 от больницы, если не больше. И ехать так далеко ради 40 минут встречи со мной – сомнительное удовольствие. Но сейчас у нас все хорошо». За все время раза 2-3 к Максиму приезжали ребята из группы. Он до сих пор не понимает, как они его нашли. Старался скрыть от всех свое новое место жительства. Но при первой встрече с ребятами заплакал. Говорит, что это все из-за таблеток. Еще и выглядел тогда совсем плохо, похудел на 8 килограммов: «Они даже испугались за меня. Не нравилось, что никогда не знаешь, приедет к тебе кто-то или нет. Куда лучше знать, что к тебе вообще никто не приедет, чем сидеть каждую субботу и думать назовут ли твое имя вообще».

«Летний лагерь»

В психиатрической больнице система устроена так, что одному там находиться будет сложно. Поэтому все пациенты между собой знакомятся, общаются и находят, таким образом, друзей. Если ты стоишь в стороне и ни с кем не общаешься, то к тебе все равно кто-нибудь подойдет и спросит «как дела?». Так Максим и познакомился с двумя мальчиками своего возраста: «Мы общались обо всем. Сначала, конечно, о том, как попали в психиатрическую больницу. А после просто говорили обо всем, как и любые другие люди нашего возраста. Поэтому со временем мы очень хорошо начали общаться. В какой-то момент я перестал чувствовать, что нахожусь в психиатрической больнице. Казалось, будто я в летнем лагере. Общаясь с ними, я чувствовал себя счастливым. Никогда еще не испытывал подобных чувств и эмоций от общения с людьми. Я очень хорошо запомнил один момент. Однажды мы говорили о личных проблемах. Один из нас заплакал. Мы пытались его успокоить и тоже начали плакать. В итоге мы просто сидели втроем и ревели».

«Я дал себе второй шанс»

Прошло около 300 дней спустя выписки Максима из психиатрической больницы. Выйти из глубокого депрессивного состояния помогли лекарства и принятие самого себя: «В лечебнице я пил реально очень много таблеток. От некоторых чувствовал себя лучше. И вот сейчас я поставил для себя цели, которые связанны с моими увлечениями. Дал себе некий второй шанс. Близкие люди, конечно, поддерживали меня, но такая поддержка не делала мое самочувствие лучше. Просто я сам по себе такой человек. И точно так же «свой путь» я нашел для себя сам. Просто решил, что могу попытаться принять себя». В сентябре он начал обучение на другую специальность, нашел подработку, познакомился с новыми людьми, наладил отношения в семье. Теперь они чаще общаются и больше доверяют друг-другу. Максим рад, что нашел в лечебнице друзей. Сейчас они редко общаются и видятся, но все равно всегда готовы выслушать и поддержать: «Все эти обмороки, странные пациенты и не менее странные санитары, новые друзья, таблетки, еда, которую невозможно есть и унитазы, которых нет – все это в сумме вытекает в незабываемое и неописуемое приключение. Именно по этому приключению я и скучаю».

[1] http://nsn.fm/society/k-2020-godu-depressiya-mozhet-vyyti-na-pervoe-mesto-sredi-vsekh-psikhicheskikh-zabolevaniy.html

[2] http://www.manalfa.com/samorazvitie/sovety-psihologa-pri-depressii-vernut-tebya-k-zhizni