Они выступали всего два раза. Первым был выход «ширпотреба» как группы на сцене «Конструктор — Практик». Вторым — представили себя в роли кировского альтернативного хип-хопа на фестивале «Дымка». Группа ещё ходит под стол, но уже понимает, куда расти. Их текст бытовой, проскальзывающий по нервным окончаниям тех, кто в него вслушивается. Музыка подобрана под текст. Идёт со спадом и ростом звучания во время пересечения со словами. Длинные фразы активно выплёскивает «человек, отвечающий за базар» — Дима Гребёнкин. За то, чтобы устье рек музыки и текста было без подводных камней, отвечает Женя Блинов. «Музло» под настроение трека пишет Саша Подъянов.

После двух выступлений ребята уже обрели свою публику в Кирове. В их группу во «Вконтакте» вступило более 300 человек. Слушателям они пообещали, что выпустят альбом ещё летом. Но андеграунд-творцы затянули процесс до ноября. В ближайшие дни «ширпотреб» представит альбом в социальных сетях, а 16 ноября проведёт презентацию своего сборника с названием «На этой неделе». В нём будет 8 треков (войдут и ранее опубликованные «Кровать» и «В главной роли»). В преддверии важного события для ребят НС встретилась с ними, чтобы разузнать побольше.

Саша Подъянов — музыка

 Первым делом разберёмся кто, что и как. Как появилась группа «ширпотреб»?

Саша: Вообще из головы выпало, как всё началось. Погоди… Я реально не помню.

Дима: Ну, история была такая. Это ещё с детства тянется. Лет в 14 я написал свой первый тексток. Показал лучшему другу. Подобрал себе акустику под тему «NTL» «Когда хоронят молодых». Строчку одну помню: «И знаете что? Похоже, я ничто». Степан (друг, — прим. ред.) сказал, что всё это очень как-то просто, читаешь и понимаешь, что будет дальше. И после этого я начал постепенно больше что-то и где-то писать. После мы со Степаном загорелись идеей группы. Он музыку делал, а я — тексточки.

Мы накопили на микрофон и усилитель, решили записать один трек. Записали и в итоге выкинули, потому что «говно полное».

 Потом приехал в Киров учиться. Первый год не до этого было. Потом вспомнил. Появилась вся эта политеховская тусовка, студклубы и бла-бла-бла.  В то время уже год или два я искал человека, который музло бы делал. Идея есть, текста есть, а музла нет. Так совпало, что однажды мы с Саней вместе сидели у  общего друга. Тогда я ему и предложил общим делом заняться: «Смотри, вот есть текста. Хочешь делать нестандартный реп, грубо говоря?» И он такой: «Дааа!»

Саша: Точно! Ну, мне потому что реально очень понравились текста у Димы. Я такой: «Ого, вот это мощно». Да и мне всегда просто хотелось музло писать, а как-то не было возможности где-то куда-то реализовываться. А тут работа с человеком, который ещё и текста пишет. Воу, нифига себе, я хочу это делать.

Группа собралась — это понятно. А как у вас треки пишутся, мы не особо знаем, расскажите. Сначала «курица» или «яйцо» — «текст» или «музло»?

Дима: Сначала всегда пишется текст, потом кидаю его Саше, и он думает. Я свои пожелания ему говорю, и делаем. Если говорить о создании текста вообще, то сразу скажу, что каких-то заранее выдуманных тем нет. А-ля «эта песня про любовь, эта про политику»… Есть приём — для меня это ключевой момент в сюжете (может быть, какая-то деталь из жизни или просто всплывшая мысль). Я какое-то время вокруг этого танцую, ничего не пишу. Это в голове сидит, и всё. Потом в какой-то момент прихожу домой и понимаю, что покатилась картинка — к чему всё должно прийти. Тогда я просто сажусь и пишу. Могу написать за один вечер, а может это всё две недели продолжаться. У меня уже сложилась какая-то своя стилистика: не умею, как модные клауд-реперы писать, на разрыв, мне это неинтересно. У меня всегда «стелево» текста и рифма — когда есть, когда нет. В итоге, когда текст получается, тогда отправляю на оценку Сане.

Дима Гребёнкин — текст

Саша: Я читаю текст. Если мне что-то не подходит по ритмике, то эти моменты я говорю Диме. Если и меняем что-то, то совсем чуть-чуть. Я в «ширпотребе» всегда видел себя. Мне нравятся текста Димы, в которых я находил своё, поэтому мне нравится писать музыку, в которой тоже я смогу найти себя, что мне нравится. В первую очередь придумываю что-то такое, от чего мне самому кажется, что это «воу, круто». Бывает, что и музло редактируем в каких-то моментах, но это незначительно. Обычно музыку я пишу для себя и для Димы. Никогда не стараюсь добиться цели, чтобы это нравилось всем. Это моя музыка. Музыкальное образование у меня есть, стандартное — по классу «Балалайка». У Димы его нет. На гитаре научился играть сам, ещё играю на барабанах. Но при этом музыкальное образование особо мне не помогает писать. В музыке разбираться начал тогда, когда сам в это всё углубился. Сейчас пишу примерно так: «вот здесь неплохо бы звучал вот этот аккорд». В итоге всё собираем и даём на обработку Жене. Он доводит всё до ума.

Никогда не стараюсь добиться цели, чтобы это нравилось всем. Это моя музыка.

Дима: Кстати, мы ещё сначала думали, что никакой электронщины не будет. Всё с живым сопровождением.

Саша: Да, изначально думали, почему бы не использовать живые инструменты, потому что я не знал, как пишется электронщина. Я мыслил в направлении живых инструментов. Для живого состава мы взяли наших товарищей. Решили типа: «Почему бы друзьями не поиграть, ещё и Дима такие текста пишет». Но что-то не вышло.

Вот вы написали трек, например, «В главной роли» (первый опубликованный в сети), а как проходили первые репетиции?

 Дима: Вообще, говоря о первой репетиции, нужно уточнить, что это ещё был тот самый живой состав. Андрюха (один из участников, — прим. ред.) опаздывал. Кто-то встал за гитару, кто-то — за синтезатор, кто-то — за бас. Саня подготовил набросок, который мы как раз для «В главной роли» пытались реализовать. Постепенно вырисовывали эту песню. Параллельно звонили Андрюхе: «Ну, ты чё, где?» А он: «Я еду-еду!» Ещё звоним: «Пацаны, я к вам на полпути застрял на перекрёстке, потому что у меня бензин кончился». В итоге он обсох на стоп-линии. Попросил выручить, слить бензика ему…

Саша: Вообще-то он рядышком там стоял. Да, ещё уточню, что эта репетиция была в подвале. Мы бегом собрались — спасать Андрюху. Куртки вместе с Димой надеваем… Выбегаем к входной двери, а она, **** [стерва], закрыта! Понимаем, что у мы-то без ключей. Кто-то, видимо, подумал, что в подвале никого нет. И нам-то в итоге не выйти тоже, другого выхода нет.

Дима: В итоге Андрюха по телефону сначала искал человека, который его подзаправит. Потом он ездил за ключами от точки к чуваку, у которого есть эти ключи. Приехал. Нас открыл. Только тогда мы уже более-менее сыграли эту «В главной роли». Кстати, она сейчас имеет примерно такой же вид, как и тогда, когда мы её сыграли на живом звучании.

Страшно спросить, как тогда первый концерт прошёл?

Дима: Ничего не поняли. Нужно было следить за всем. Первая песня — «Фармацевт». Всё было слишком сумбурно. Выйти на песню заранее, потому что музыка включается сразу. Нужно было всех обо всём предупредить. Не знал, как проверить, работает ли микрофон. Нужно ли сказать «Добрый вечер»? Добрый вечер! Намекал Саше, что ему тоже это нужно сказать.

Саша: Да-да! О боже, Дима уже читает, а у меня не работает гитара. Чё делать!? Я первую песню ********** [протормозил], не сыграл. Ну, скажем так, что она звучала не так как надо, просто потому что я не знал, чё надо крутить. Я в гитаре-то вообще ничё не понимаю.

Дима: Но говорят, что никто никаких лаж не заметил, ага. Грубо говоря, для нас это было так: мы начали и быстро закончили, при этом сделав множество ошибок.

Cаша: Но это был опыт очень хороший. Мы хотя бы поняли, как всё происходит на сцене. Что надо выводить в мониторы себе…

Некоторый опыт теперь в выступлениях есть, собираетесь ли ехать на фестивали?

Дима: Сложно сказать. Одно время мы грезили фестивалем независимого хип-хопа (есть такая группа в вк с абстрактным хип-хопом). Мы думали, что круто было бы туда затесаться. А потом поняли, что хотелось бы делать чисто свой концерт. Хочется своё. На фесты, наверное, тоже нужно ездить. Что там по стандартному ответу: фестиваль — это обмен опытом. Тебя услышат, с людьми познакомишься. Туда надо, но как-то не особо хочется. Хочу, чтобы конкретно ты приходил, и человек приходил именно на тебя, чтобы слушать и видеть.

Хотите, чтобы на вас приходила, на вас смотрела и слушала какая аудитория? Кто эти люди, которые сейчас слушают «ширпотреб»?

Дима: Мы как дети. Мы хотим чего-то, но сами не знаем чего. Определённости по нашей аудитории нет. Я думаю, она появляется тогда, когда ты хочешь продавать продукт. Типа «ага, я делаю музло, которое интересно школьникам от 13 лет и молодым людям до 25», и на них ты ориентируешься. Их темы используешь: наркотики, пиво, не знаю… Мы, конечно, в любом случае тоже станем продуктом, если вдруг станем популярными. А вообще мне кажется, что всегда тебя слушают дети. Мы сами-то дети ещё. Нас слушает молодняк, потому что пока взрослые люди, грубо говоря, из другого поколения, и у них всё иначе поставлено.

А какая вообще была самая интересная реакция на ваши треки?

Cаша: Если лично судить, то это то, что РЕАЛЬНО понравилось родителям. Блин, ну это круто, когда родителям нравится, что ты делаешь. Круто, когда понравилось Алёне (девушка Саши, — прим. ред.). Это чисто личное такое. А если брать других людей, то помню, как чувак сказал, что мы слишком грустные. Типа это унылый реп неудачника. Это была негативная реакция.

«Ну, знаешь, я вообще-то такое не слушаю, но интересно», — это самая популярная фраза, которую мы слышали

Дима: Девчонка как-то вставила в свой статус в соц.сети цитату из «Кровати» («Я же лежу на кровати — без разницы, какой я пловец»). Саня это нашёл. Сначала показалось, что это круто! Но потом она другую какую-то цитату поставила… Я слежу! Слежу за каждым человеком, который находится в группе. Шучу. На самом деле, нет ответа по самой интересной реакции, потому что все они какие-то неоднозначные. Чувак приходит и говорит: «Ну, знаешь, я вообще-то такое не слушаю, но интересно», — это самая популярная фраза, которую мы слышали 100 раз. Это даже хорошо, ведь если человек думает, что реп — говно, а тут нас послушал, и ему понравилось, то это тоже что-то значит.

А как хотите, чтобы воспринимали вашу группу, текст?

Дима: Сам наш формат что подразумевает? Ты пока слушать эту музыку и текст не начнешь, ничего там и не услышишь. Потому что это «стелево» идёт, музыка идёт, а ты в конце услышал последнюю фразу и ничего не понял, что произошло. Надо слушать!

Саша: Надо слушать что музыку, что текст! Это две составляющие, которые нужно услышать.

Дима: Всё приводит к тому, что нужно внимательно относиться к тому, чем ты занимаешься в данный момент. Если идёшь и слушаешь музыку, то реально её слушай, задумайся о ней, задумайся о том, что там происходит. Я не говорю, что люди тупые и не думают ни о чём, не в этом смысле. Я просто хочу, чтобы все обращали внимание на мелкие вещи. Например, на непомытую чашечку или на песню, которая вроде бы как-то тебе и нравится.

Вам нравится обращать внимание на мелкие детали, которые кажутся незначительными. В этом и есть секрет «ширпотреба»?

Дима: В какой-то степени. Поэтому хочется, чтобы люди стали замечать не только очевидные вещи. Есть «рабочий материал». Мы все вокруг него ходим, но не понимаем, что это. Жизнь у нас у всех похожая, и надо к ней правильно относиться. Возможно, нужно добавить чуть больше внимания. Это мы и делаем.

На чём тогда будет сделан акцент в первом альбоме? Какой он понесёт настрой людям?

Саша: Будет бытовуха! Каждый сам для себя своё найдёт. Кто-то, может, ржать будет и воспринимать всё как стёб. А кто-то рыдать. Настроение, оно по-любому минорное, грустное.

Хочется, чтобы люди стали замечать не только очевидные вещи

Дима: Минорное… Определённо хорошее слово! Музыкально! Всё будет вести к тому, чтобы люди поразмыслили. Это будет 3 «Ассаи» из 5. Вообще хочу, чтобы альбом был услышан. Хочу, чтобы друзья поняли, люди услышали, что здесь будет не только сплошной текст, реп. Очень хочу, чтобы люди пропустили через себя весь наш настрой, наше восприятие. Но будет, кстати, и формальный стиль. Где-то будет больше речитатива, а где-то будем вдаваться чуть ли не в рок, русский рок.

А вообще как определяете свой стиль?

 Дима: Это реп-реп. Мы раньше не были уверены, что это реп. А реп или хип-хоп? Мы пришли к выводу, что реп — это приём, а хип-хоп — вроде как жанр в музыке. С этой точки зрения «ширпотреб» использует реп как приём, а по факту — это альтернативный хип-хоп. Мы — это что-то среднее между хип-хопом и роком.

Думаю, многие уже говорили вам, что ваше звучание похоже на «Макулатуру», что скажете по этому поводу? Вообще даже названия у обеих групп звучат как-то принижающе: «Макулатура», «ширпотреб».

Дима: Вообще, эти ребята — писатели. Я как-то даже хотел книжки писать, но у меня не получается. В этом всём есть мысль о сходстве. Нужно сказать, что какое-то время мы действительно на них ориентировались. Они для нас были не кумирами, но мы их использовали как объяснение. Нас спрашивали: что мы делаем? Мы отвечали: что-то наподобие «Макулатуры». В принципе, да, у нас тексты размером как у них, но у них, их, конечно, больше… Но разница всё же есть. В звучании мы более красочны по ролям. Да и они вообще группа «про себя», мы же «не про себя». У нас ни одной песни про реальный случай.

При этом все ваши треки получаются настолько бытовыми, что не поверить, что там есть выдуманный сюжет. В голове всплывают картинки! А кто рисует уже реальные клип-картинки для ваших выступлений?

Дима: Кстати, на эти возникающие картинки в голове акцент ставится. А как иначе? У многих возникает ощущение, что с ними это было. Про это и есть наш реп. Если говорить о рисунках на видео, то этим занимаюсь я. Такие клип-картинки помогают разжевать, объяснить, что мы хотим донести. Обычно я беру текст, перечитываю его и ищу по куплетам основные моменты. Пока идёт одна строфа, должно идти одно изображение. Далее — другое. Рисую всё в фотошопе на планшете. На первом концерте мы добавляли только рисунки. А вот на «Дымке» показывали уже рисунки вместе с идиотскими клипами. Очень важно, что они идиотские. Мы с Машей (девушка Димы, — прим. ред.) шутили, что вся наша группа — это грустная шутка.

А вообще планируете снять полноценный клип?

Саша: Вообще идея есть, но всё зависит от времени.

Дима: Клип, конечно, нужен. Хотя бы из-за того, что у каждой группы должен быть клип. Ну и хотя бы дать какую-то конкретику людям, как это воспринимать. Вот есть определённый трек, и для него есть определённая идея, а видеосопровождение делает это всё понятнее.

Кроме съемки клипа есть ещё что-то в планах после выпуска первого альбома?

Саша: Есть мысли о втором альбоме. Но тут как пойдёт, стопудова!

Дима: Если, например, говорить о выпуске второго альбома, то тут два варианта развития событий: «А» — мы снова несём ту же мысль, только по-иному, или же ищем что-то другое — «B». Как дойти из точки «А» до точки «B», мы пока не знаем.

Вообще хочется в тур отправиться. Я как-то загорелся тем, что круто не куда-то съездить, а круто много куда съездить. Ну и вместе с кировской группой «Curacao» записаться. Но для этого случая нужно связующее звено — пиво и время.

Местная тусовка (музыкальная среда в городе) помогает развиваться?

Саша: Благодаря этой среде мы и записываемся. Вообще все команды в городе — друзья и товарищи. Всё это взаимосвязано, и хорошо. Все помогают друг другу. Тусовка может поддержать, помогает влиться. Да и игра в сарафанное радио хорошо проходит. Влились в тусовку, например, — попали на фестиваль «Дымка».

Дима: Тусовка, она реально есть. Она плотно связана. Как раз на «Дымке» пришло понимание, что вот есть Киров и тут есть такие люди.

У многих из этой тусовки уже выпущены свои альбомы, а вам это впервой. Как проходила запись?

Дима: Сначала скажу, что первое название альбома было не «На этой неделе», а «От двери до двери». Оно было придумано сразу, и я планировал эту фразу вставить в последний текст, но она туда не подошла. В итоге поменяли в пользу «На этой неделе», так как это из строк трека «Не пугайся». Писали и записывали с апреля где-то. Переписывали вокал и гитару для выставленных ранее треков. Всё обычно. Есть переписка. Мы там договариваемся о встрече. Женя, как папка студии, решает, что и как. Сначала загоняем всю музыку в комп. Электронно пишется бит. Записываем Саню. Записываем меня в последнюю очередь и бэки с ним. Нужно, чтобы было хоть какое-то звучание. Потом идёт «мастеринг» и сведение от Жеки. Так и делаем. Дедлайны — это не про «ширпотреб».

Чувствуется ли разница между записанным треком и выступлением в жизни?

Саша: Большая разница в том, что это возможность играть дохрена дублей, пока не получится.

Дима: На сцене меня зритель всегда включает. Наверное, на студии я иначе всё делаю. На сцене ты ************ [выпендриваешься]. А на записи ты ищешь в себе инструмент, который вытянет из тебя эмоцию. Когда записываешься, кажется, что звучишь хуже на студии, чем на концерте. На самом деле всё наоборот.

Дима, ты в своей подаче очень эмоционален и артистичен. В этом сказывается опыт игры на сцене?

Дима: Ну да. Это же песни не про себя, а про персонажей. Я прикидываю на себя образ. Например, «Кровать» не была бы такой, если бы я не сыграл в паре спектаклей за время обучения в политехе. Я бы не смог в себе силы и смелость найти, чтобы изобразить, например, тётеньку. А так всем смешно. Так и нужно!

Это песни не про себя, а про персонажей.

Стоит заметить, что сцена вас принимает хорошо. А как принимают вас в социальных сетях? Как и где будете делиться альбомом?

Дима: Главное, куда мы отправим наш альбом, — это группа вк «ширпотреб». Есть план на 3-4 другие группы, которые вроде должны нас выложить. До этого же выкладывали… А так, чёткого плана нет. Пока все мысли о том, чтобы нас просто кто-то и как-то услышал. Нам нужно, что люди кайфанули. Я вообще хочу, чтобы люди научились кайфовать не только от веселья, но и от процесса размышления, от ухода от комфорта. Хочу, чтобы принимали и анализировали. Нельзя только веселиться. Благодаря альбому люди просто должны из себя что-то вынести. А как это распространять — уже другая забота.

Про концерт ребят можно узнать тут.

Фото: Мария Старцева