Феминизм шагает по миру семимильными шагами, одерживая на самом деле колоссальные победы. Буквально за последние два года женщинам Саудовской Аравии разрешили управлять транспортным средством, а гражданкам Индии и вовсе пилотировать истребители. В современном мире женщина в большинстве случаев имеет право выглядеть так, как она хочет, полностью распоряжаться своим телом, избирать и быть избранной, учиться, работать, управлять государством и свободно перемещаться, не прося разрешения у родственников мужского пола. Но так происходит далеко не везде.

Россию иногда называют «страной победившего феминизма», а образ сильной и невозмутимой русской женщины стал знаковым как минимум для нескольких поколений. И, казалось бы, разве не это – тот самый идеал феминизма, воплощение воли, икона независимости и свободы, умеющая и успевающая абсолютно всё?

Очевидно, дела обстоят иначе

Россия – это 17 млн км², из которых на по-настоящему прогрессивные мегаполисы приходится не более 5-10 тыс. То, что мы имеем в остатке, принято называть ёмким словом провинция.

И вот оно – её воплощение. Небольшой городок в центральной части страны, административный центр, далеко не самый крохотный и совсем не самый забытый. Сезонно сюда приезжают гастролировать известные артисты, здесь есть свои крупные СМИ и даже своё телевидение, и каждый год со всех уголков области сюда съезжаются ещё более провинциальные студенты. Здесь учатся, живут и работают обыкновенные люди, ничем разительно не отличающиеся от жителей других регионов.

В Кирове, нашем родном городке, где женщин, к слову, на 17,4% больше, чем мужчин, о феминизме слышали. Слышали студенты и студентки, слышали учителя и профессора университетов, слышали болтливые таксисты и чуть более сдержанные таксистки, слышали даже некоторые особо продвинутые бабушки, торгующие летом смородиной на центральном рынке. Мнение у каждого сложилось своё, и мы не в праве кого-то осуждать.

Но даже при всём этом Киров, увы, никак нельзя назвать благоприятным городом для женщин. У нас нет каких-то специфических проблем, как, например, на Кавказе, но в остальном мы вряд ли отличаемся от других областей – низкие зарплаты у женщин (почти на треть ниже, чем у мужчин), репродуктивное принуждение, трансляция и навязывание стереотипов о внешности и поведении «правильной» женщины, бодишейминг (пренебрежительное отношение к людям из-за особенностей их тел), насилие и домогательства. Но ирония заключается в том, что у нас до этого никому нет дела. Вернее, касается это всех или, предположим, большинства, но фем-организаций, активистов и активисток можно пересчитать буквально по пальцам.

Действующие лица

Софью Егорову мы нашли не без труда. Сейчас она работает преподавателем в университете, занимается дизайном и уже десять лет находится в фем-движении. Её с уверенностью можно назвать одной из самых деятельных активисток Кировской области – несколько лет назад она основала крупнейший в рунете феминистский паблик «Бодипозитив» и занимается им до сих пор.

«В России феминизм плохо развит везде, — рассказывает Софья. — Я общаюсь с феминистками из многих городов России — везде примерно то же. Сложная экономическая ситуация, и — придётся это сказать — государственная политика вносят свою лепту. Тем не менее на провинцию феминизм, конечно, тоже влияет. В числе моих студенток немало девушек феминистских и профеминистских взглядов. Даже если они не поддерживают движение открыто, — мы обсуждаем, например, почему так мало знаем о художницах, и я понимаю, что их тоже возмущает эта несправедливость, они сопереживают. Я, конечно, настолько привыкла находиться, скажем так, в латентно-феминистской среде, что возмущение типа «фу, феминистки тупые, какие ещё женщинам нужны права» от студенток в других учебных заведениях меня выбивают из колеи – я как-то отвыкла уже ездить на броневичке. Ну и сейчас в регионе появилось много ярких женщин в искусстве, в бизнесе – даже если они транслируют антифеминистские убеждения, они создают прецеденты, они показывают своим примером, что женщины могут добиваться успеха в карьере, что это нормально».

Уровень жизни в Кировской области и в частности в Кирове, конечно, оставляет желать лучшего, и замалчивать это невозможно. И именно в этих условиях экономической и политической нестабильности, на фоне общих проблем обостряются и главные «женские» проблемы нашего региона.

“Женская доля”?

Женщина, попавшая в беду, очень часто не знает, как ей вести себя. Что делать, если избивает муж? Если начальник на работе делает недвусмысленные намёки или вовсе домогается? Если при приёме на работу женщину окидывают грубым оценивающим взглядом и вежливо предлагают ей «слегка схуднуть», «слегка свести татуировки», «слегка привести себя в форму»? Куда ей обратиться за помощью?

В Кирове достаточно правозащитных и просветительских организаций, но специализирующихся именно на правах женщин у нас нет вовсе, в основном речь идет о защите семьи и детей. По словам Софьи, с точки зрения феминизма это неоднозначный вопрос – с одной стороны, конечно, хорошо хотя бы наличие таких учреждений, готовых оказать бесплатную помощь матерям, но с другой стороны, в большинстве случаев такие организации носят антиабортный характер, то есть транслируют идеи репродуктивного принуждения.

«В Нововятске есть кризисное отделение для женщин центра социальной поддержки семье и детям. Вообще крупнейшие консультанты по подобным вопросам – центр «Сёстры» и «Консорциум женских неправительственных объединений» с прекрасными адвокатессами, с ними технически реально связаться и получить консультацию», — рассказывает Софья. Но женщин в беде, к сожалению, гораздо больше, чем может на себя взять только один кризисный центр. Женщин, которые даже не в состоянии признаться в своей беде, – и того больше.

Пока мы собирали материалы для этой статьи, мы искали что угодно и кого угодно в надежде, что в Кирове не так всё и плохо. Да, пара-тройка центров для женщин с платными тренингами вроде «Ловим миллионера за 5 уроков» и пролайферских организаций, но они нас не заинтересовали – их психологи, если они у них вовсе есть, могут только навредить поступившей к ним женщине. Но помимо подобных организаций мы нашли ещё и кировский филиал Союза женщин России. С виду он кажется достаточно серьёзным, и в трансляции унизительных для женщин идей он тоже замечен не был, поэтому мы попытались связаться с его представителями. И смех, и грех – оба раза, когда мы пытались позвонить им на «горячую линию», нам просто не ответили.

Реальные истории

Правовой стороной вопроса не занимается решительно никто. Если права сотрудницы ущемляются, если ей недоплачивают зарплату, если до неё домогается начальник, то ей ничего не остаётся, кроме как самостоятельно обратиться в трудинспекцию или в полицию, но совсем не факт, что ей, без поддержки, там помогут.

«Это случилось в конце 90-х. Мы ехали с корпоратива в такси из пригорода, мой начальник сидел рядом со мной на заднем сидении машины. За ту ночь он вырвал мне полголовы волос, пытался залезть под юбку. Я сначала пыталась отшутиться, но, увидев, насколько он пьян, просто решила защищаться. Сотового телефона у меня тогда не было, и я не могла даже выйти – куда бы я пошла? По приезде я принесла в полицию заявление, на что мне удивленно ответили, что состав преступления отсутствует. А что? Не убил и не изнасиловал же, вот если бы!.. В конце концов подать в суд удалось, судебную тяжбу я выиграла, но с огромными усилиями и только после консультации знакомого юриста. Все, даже родственники и близкие, уговаривали меня простить этого ублюдка», — вспоминает 43-летняя Елена (имя изменено по просьбе героини).

И этот случай можно считать даже удачно закончившимся, потому что далеко не каждая женщина сумеет найти в себе силы противостоять обидчикам, не каждая сможет самостоятельно оправиться без помощи специалиста.

Нередки также случаи, когда работодатель пренебрегает трудом сотрудницы и отказывается доплачивать ей всего лишь по одной причине — она женщина. И в таком случае она вряд ли сможет с этим что-то сделать и привлечь начальника к ответственности: “Не так давно я уволилась из крупного медиахолдинга, потому что меня решительно перестала устраивать зарплата. Я занималась просто всем: была главным редактором в двух СМИ, занималась SMM, писала коммерческие предложения, а если начальник попросит, то ещё и что-нибудь верстала. Я не знаю, сколько должностей совмещала в себе, но это был настоящий ад. В компании я проработала почти три года, у меня начались проблемы со здоровьем, и я ушла. На моё место взяли молодого человека, зарплата которого на 7 тысяч больше, чем моя. Хотя он не делает того, что было в моих обязанностях, — он только главный редактор в печатном СМИ. Но для этой компании такие условия — норма, потому что большая часть коллектива — женщины, у которых, по мнению начальника, есть муж с хорошей зарплатой”, — делится кировская журналистка Катя.

Таким образом, выходит, что провинциальные женщины, особенно незамужние, бездетные и не верящие в чудесный способ «взмаха ресниц», оказываются беззащитны перед лицом практически любой проблемы и даже в самой вопиющей ситуации могут рассчитывать только на себя самих.

Такова, пожалуй, самая веская и жестокая причина, зачем провинции, в частности Кировской области очень нужен феминизм – феминистские организации, просветительские проекты, в конце концов, активисты и активистки.