Самый типичный вопрос, который все задавали в детстве: кем ты хотела стать?

Знаешь, я изначально в детстве не мечтала стать актрисой. Родители меня активно старались увлечь туризмом, я всё ходила на байдарках сплавляться по рекам Кировской области. Занималась всем-всем-всем в детстве. Танцевать ходила, на домре пыталась играть и акробаткой была… Видела себя и хирургом, заносило даже до патологоанатома! Всегда хотела изучать людей изнутри. Сейчас, конечно, этим же занимаюсь, только с другой стороны. Вдобавок ко всем моим увлечениями ходила в местный ДК в народный театр «Сказка». Буквально с 4 до 9 класс я относилась к этому спокойно — просто увлечение. Потом же я поняла, что мне хочется заниматься театром дальше.

О желании стать актрисой ты сказала, но как это всё завертелось вплоть до поступления на актёрскую специальность?

Всё началось с того, что когда в «Сказке» где-то что-то не получилось, то мне очень хотелось, чтобы это получалось. Было желание добиться своего. Соответственно я и пошла в институт. Но! Когда поступала, то понимала, что невозможно идти туда без реального желания. Со стороны было на себя не посмотреть и не понять, дано или нет. Мама вообще была против. Она считала, что актёры — это люди, которые ничего не делают. Думала, что я иду в театральный, чтобы лениться. Но потом, когда мне удалось поступить, она поняла, что в 9 утра я уже выхожу в институт и возвращаюсь в полночь не просто так — это желание и реальный труд.

Мама вообще была против. Она считала, что актёры — это люди, которые ничего не делают.

Говорят, что у большинства актёров из-за такой загруженности совершенно нет личной жизни. Их личная жизнь — театр. Это так?

Это реально так. Мало того, что нет личной жизни (смеется)… Нет, может она у кого-то и есть, но времени на это нет. Если ты пришел в театральный, то ты должен пахать. Пахать и учиться постоянно! С 9:30 до 14:30 ты на парах. Потом час на пообедать. Далее «мастерство» до 20:00 вечера. Там показываешь этюды, схемы, спектакли. Потом мастер уходит и строжайше говорит: «Репетируйте!» И репетируешь…

Если ты пришел в театральный, то ты должен пахать. Пахать и учиться постоянно!

К какому мастеру ты попала?

Вообще я окончила Екатеринбургский государственный театральный институт. Мастер у нас был Андрей Иванович Русинов. Он был очень жёсткий, особенно первые 2 курса. Воспитывал, ломал, наказывал! Самое страшное наказание была «Молитва». Нет, мы не молились. Это что-то вроде медленного приседания в течение 7 минут туда и обратно. Такое применялось, когда мы жёстко косячили. Бардак наш он очень не любил… У нас была аудитория и, как мы называли, «бомжатник» — там у нас шкафчики были. Если где-то не прибрано, то мастер мог все вещи с подоконников повыкидывать. Ругался. Один раз всех из аудитории выгнал. Самое интересное, как мы туда обратно попадали! Снимали двери с петель. Прибирались. Потом ставили дверь обратно на место. Он, наверное, догадывался об этом, но никогда свои эмоции не показывал. Суровый такой был. Но когда на его лице какая-нибудь улыбка мелькала, то это было такое счастье! Нам редко говорили: «Молодец, правильно!» Обычно указывали на ошибки. А когда тебе говорят о твоих недостатках, то хочется над ними работать. От этого идёт развитие.

А были те, кто на этих ошибках наоборот в депрессию впадал? Миф ходит, что актёры часто сталкиваются с состоянием апатии, когда кажется, что всё не так.

Были. Даже у меня был такой момент критический. После первого курса меня перевели на бюджет, а я завалила зимний экзамен. Был провальный отрывок. Мастер начал давить на перевод обратно. Всё! Для меня это было ударом. Начала думать, что это не моё. Этот вопрос вообще все 4 года меня терзал, временами и сейчас мучит, но деваться уже некуда. Собиралась даже переводиться на «Туризм» в Киров. Помогла мама. Сказала сдать сессию, а потом уже думать. В итоге сдала и выдохнула. Кстати, небольшая реклама, но особую роль сыграл «Афобазол»!

Теперь ты не в институте под пристальным взором мастера, а в настоящей труппе нашего «Театра на Спасской». Как с настроем сейчас?

Сейчас у меня всё очень эмоционально. Театр, театр, театр! Работать, работать работать! Стоит сказать, что не только мой настрой важен. Тут у всех полно эмоций. Ввод — он не только для “вводящегося”, но и для всех актёров спектакля. Во всех чувствуется напряжение, все во внимании. Каждый ввод всегда происходит примерно также. Изучаю я и изучают меня. Постепенно всё укладывается. Труппа готова поддержать и помочь. Это стресс для всех.

Быстро случился тот самый контакт со сценой?

Вот я в жизни о-о-очень общительная, меня распирает от всего. Могу говорить-говорить и что-то делать, и иногда понимаю, что это может мне помешать на сцене. Иногда ставлю себя в рамки, чтобы накопить энергетику для сцены, настроиться на неё. Чтобы не потерять всё то, что накопилось. Есть такое ощущение, что если в кружке (в театре «Сказка») я так не волновалась, мне просто нравилось выходить на сцену и делать правильно, как сказал режиссёр, то в конце 2 курса я ощутила, что меня словно окатило водой, я поняла, как важно быть принятой и принять самой площадку. На летнем экзамене был такой момент, когда я работала в партнера, то зацепилась и поняла, что делаю всё правильно. Не знаю, как это ощущение описать, это словно ты плывёшь по сцене, живешь… Это так свободно! Знаешь, такое происходит не всегда. Ради таких минут, когда ты чувствуешь свободу, и нужно работать. Очень сложно сделать так, чтобы такой контакт со сценой был найден. Каждая площадка имеет разный характер: если в институте я сближалась со сценой в роли, например, «Бой-Бабы», то здесь всё совершенно иначе. И для меня очень важно самой прочувствовать сцену. Сейчас перед спектаклями я сажусь за кулисами и держусь за эту сцену. Просто, чтобы соединиться с ней… Сцена не прощает!

Сейчас тебе всё ново, но логично предположить, зная, что ты из Кирова, ТЮЗ совершенно не чужд тебе. Какие первые воспоминания всплывают в голове с этим театром?

Самое яркое, что всплывает в голове, это то, что в 9 классе в основном я посещала «Театр на Спасской». Но суть не в этом. 9 класс, экзамен по биологии. Девять утра, в 10 — «Дядя Стёпа» в театре. Удивительно, но прямо сейчас этот спектакль и идёт, пока мы с тобой сейчас говорим. Я, значит, захожу в кабинет, меня трясёт. У нас было 3 счастливых билета, на один из них тайно показала мне учительница. Хватаю: «О!Счастливый!» Быстро рассказала самый простой билет. Время — 9:15. Выбегаю из кабинета и бегом на «Дядю Стёпу». И представляешь, какая я потом счастливая в 10 утра сидела на этом спектакле, сдав экзамен по биологии! Девятиклассница с открытым ртом на детском спектакле — это, наверное, самое запоминающееся.

Сначала постоянный зритель, далее учеба в театральном, и теперь ты новая актриса «Театра на Спасской». Можем ли мы сказать, что именно этот театр вдохновил тебя на карьеру актрисы? Круг замкнулся?

Думаю, что это так. Я с многими людьми из этого театра была уже знакома до института. Изучала сцену не только в «Сказке», но и занималась в кружке у Алексея Хорева, там же преподавал и Михаил Андрианов, Ольга Чаузова учила театральному движению… Да и от школы когда-то отправляли вести какое-то мероприятие: сижу, текст читаю, а сзади такое громкое «Здравствуйте!» Это был Саша Трясцин. В итоге мы с ним “заобщались”. Он даже помогал мне готовить программу к поступлению в институт. И сейчас всё сложилось так, что я уже и людей знаю, знаю, как зовут артистов и что они из себя представляют. Смотри, я вот «Волшебное колечко» в детстве смотрела, а завтра выхожу играть в нём. Это даже фантастически как-то. Здесь уже атмосфера дома для меня, думаю, так и должно быть.

Дом зачастую ассоциируется у нас не только с уютом, но и с теми, кто его создаёт. Обычно есть старшее и младшее поколение, живущее бок о бок. Чувствуешь ли ты разницу между новичками и знатоками сцены?

Конечно, чувствую! В них заметны опыт и мудрость. Если я вся на эмоциях, то они уже более спокойны. Получая информацию, «старшие» анализируют её сразу, «новички» же сядут за анализ намного позже. Чувствуется разница и в начитанности. Если в школе я мало читала, то сейчас я нагоняю. В институте пришлось, иначе не выживешь. Соответственно всё это копится. Нужно читать и нарабатывать, а самое главное — думать! У меня сейчас всё на эмоциях, а нужно углубляться в себя. Это, наверное, и отличает меня, неопытную актрису, от мастеров сцены. Думаю, я тоже приду к этому, если, конечно, сейчас соберусь. Актёр должен быть думающим. Мы должны анализировать и размышлять о том, что хотим донести людям. Важно иметь своё мнение по поводу каждого действия, что ты делаешь на сцене… Мне кажется, что у каждого из наших артистов труппы есть чему поучиться, и сейчас моя главная задача — всё, что можно, от них перенять.

Как считаешь, случается ли так, что мастера сцены со временем начинают переносить те или иные роли из спектаклей в жизнь? Играют ли актёры в обыденности?

Это бывает тогда, когда артисту какой-то образ понравился, и он начинает переносить его в жизнь. Какие-то находит соприкосновения с собой… Начинают представлять себя другими. Мне это не нравится. Такое бывает, но точно не в моём случае. Вообще существует определённое правило: на сцене ты — артист, а в жизни ты — человек. Очень важно сбросить всё с себя, иначе можно сойти с ума.

Как обычно ты выходишь из роли? Есть стереотип, что из сложных ролей артисты выходят только после принятия алкоголя, что думаешь?

Вообще у каждого артиста есть своя система, как он выдыхает. Кто-то выходит просто за пределы театра, кто-то применяет различные практические упражнения. Знаешь, я не сталкивалась с тем, чтобы артист вышел со сцены и выпил стопку водки. Как-то чаем обходимся! Знаю, что раньше такое могло быть, но сейчас общество немного другое… Многие за спорт, за правильное питание, а артисты — те же люди. У нас ребята в гримёрках гири по 16 кг тягают, гантельки стоят, все занимаются. Я перед спектаклем пресс качаю, приседаю. Очень важно быть в форме, а если ещё и добивать алкоголем своё тело, то из этого ничего хорошего не выйдет.

Говоришь, что общество меняется. Ты вернулась в Киров спустя 4 года. Как изменился город и его жители?

Вообще, когда я вернулась в Киров, то стала ощущать, что на меня давит город. Очень был привычен быстрый ритм, а тут всё иначе. При этом я люблю наш город, он родной. Но всё поменялось! С точки зрения архитектуры: понастроили очень много всего нового. О политике судить не буду, это не мои вопросы. Многие заняты спортом, что радует. Тут я начала заниматься кроссфитом, где всех кировчан разных сфер объединил спорт. Это интересно. Заметно стало и то, что народ везде разный. Проявляется как культурный, так и иной пласт. Всё кипит, бурлит. Очень верю в молодёжь. Верю, что с новыми веяниями они заинтересуются культурой, верю, что станут чаще ходить в театр. Вообще, главное, чтобы все кировчане, да и наше общество, просто продолжали оставаться людьми, тогда и город заживёт, и общество уцелеет.

Фото: Мария Старцева.