Запах кофе распространяется по всему внутреннему двору «Конструктор-Практик». Но не только бодрящий напиток и чёрные бургеры привлекают сюда всех хипстеров Кирова. Сегодня здесь полным-полно качающих головами людей. Еще они покачиваются всем телом и притопывают ногами так, что деревянное покрытие площадки ритмично вибрирует.

Подошвами кедов ощущаешь этот пульс фестивалей

Они все молоды и стильно одеты. Видно, что многие старались, подбирая аутфит (от англ. «outfit» — общее название для комплекта одежды, обуви и аксессуаров, — прим. ред.), хотя и делают вид, как будто не запаривались.  Взгляд непременно останавливается на высоком парне в длинном винтажном плаще. Широкие полы, пояс и  пуговицы выдают пошив 90-х годов. Вообще многие тут отдают дань моде и поэтому следуют мейнстриму. Он, прислонясь к столбу, поправляет челку, которая выбилась из-под чёрного «французского» берета, и окидывает толпу скучающим взором. Вот мимо проходит парень в серебристых ботинках и красных носках, а вот девушка с кольцом в носу разговаривает с парнем, который с ног до головы забит. Даже щёки и виски, фаланги пальцев покрыты тёмными татуировками.

Любой, кто, так сказать, не в теме и к тусовке не принадлежит, через какое-то время заметит, что многие пришли на фестиваль не просто послушать приятную музыку, но и показать себя, посмотреть на других. Эти люди хотят, чтобы их заметили. В основном все стоят группками и кружками — видно, что пришли или встретились со знакомыми и друзьями, хотя есть и одиночки, которые держатся отстранённо. В целом атмосфера царит непринуждённая: то и дело откуда-то раздаётся смех, все кругом бурно общаются. Конечно, пока никто не играет — только в перерывах, когда музыкантам нужно настроить инструменты.

Многие пришли на фестиваль не просто послушать приятную музыку, но и показать себя, посмотреть на других

«Мы научились петь раньше, чем говорить», — утверждает один из выступающих. Гости «Дымки», похоже, согласны, и слышны бурные аплодисменты. На внутренней площадке не предусмотрена сцена, группы играют, просто находясь в нескольких метрах от зрителей. Поначалу это расстояние чувствовалось между зрителем и артистом: люди только чуточку пританцовывали в такт, негромко подпевали, будто боясь приблизиться, подойти, выразить свои эмоции. Зато потом понеслось! Светлые, тёмные и цветные, длинные и короткие, прямые и кудрявые волосы метались под музыку. Руки, поднятые вверх, хлопали в такт, а браслеты на них звенели.

Музыкальная лайв-программа, которая проходила днём, получилась довольно большой и разнообразной. Напомним, что на «Дымке» сыграли 9 исполнителей: «MARИЯ», «Trust Inc.», «Гатвей Матвелев», «Ширпотреб», «Самый спортивный пёс», «Павел Мятный», «SIOM», «Curacao» и «Soft Future». Смешались различные стили, но публика одинаково тепло принимала и инди-поп, и хардкор. Люди покачивались, танцевали, хлопали в ладони, подпевали и даже слэмились (от англ. «Slam» – действие публики на музыкальных концертах, при котором люди толкаются и врезаются друг в друга. Обычно возникает на концертах альтернативных, метал- и панк-исполнителей — прим. ред).\

Но сегодня в «Конструктор-Практик» у микрофона не только певцы. Группа людей заняла пространство у барной стойки во дворике. У них в руках листы бумаги с текстом, а ещё барабаны и рейнстик (от англ. «Rainstick», т.е. «палка дождя» — музыкальный инструмент, позволяющий имитировать звук дождя. Представляет собой полую трубу с сыпучим наполнителем внутри, — прим. ред.). Все сразу насторожились, видимо, поняли, что сейчас будет происходить то самое, иногда непонятное, современное искусство. Актёры «Театра на Спасской» читают текст о домохозяйке из Спрингфилда, которая участвовала в программе фонда помощи детям Перу. Напряжённая тишина. Тревожный голос. Слово замерло в воздухе. Но постепенно гул нарастает, звуки становятся выше, в голосах, которые хаотично повторяют фразы снова и снова, появляются нотки паники. И вдруг все рассыпались! Актёры разбежались, слились с толпой…

Сейчас будет происходить то самое, иногда непонятное, современное искусство

Те, кому театральное искусство чуждо, сидят либо в самом помещении бара, либо в небольшом закутке на открытом воздухе, где на гриле жарятся котлеты для бургеров. Тут и просто сидят, и курят, и едят. Парень со стильным пучком на голове носит очки в черной пластиковой оправе. Это Егор, и его друзья сегодня участники фестиваля.

— Они что, поют?

— Они не поют, а стригут. Сегодня тут работает мужская парикмахерская, ну там ещё бороду подровнять можно и всё такое прочее.

— О, у тебя очень ровная теперь борода.

— Разве? Сегодня всем бесплатно стрижки делают. Серьёзно!

Возможно, кусочки именно Егориной бороды неспешно летают в сантиметре над деревянным покрытием внутренного двора «Конструктор-Практик», потому что обрезанных волос под ногами там немало, особенно в нескольких метрах от парикмахерских кресел и у точки продажи кофе и пончиков.

— Егор, а ты вообще долго уже тут?

— Ну где-то часа три. На самом деле уже и заняться-то нечем: пространство слишком мальнькое, пойти особо некуда. Да и кроме музыкантов не на кого больше посмотреть, маркет тоже маловат. Не назвал бы прямо фестивалем, масштаба нет, но здесь прикольно.

— А как тебе музыка? Фестиваль всё-таки музыкальный. Нравится?

— Это вообще заходит, да, круто. «Трасты» хороши, «Future»… ещё… да многие хороши!

— А любимцы есть у тебя?

— «Ширпотреб» подожду ещё и всё, домой, замерз я.

Егор встал, поёжился и попытался закутаться в тонкую клетчатую рубашку — конечно, это ему не помогло. Он взял рюкзак со скамейки и, немного щурясь в уличной темноте, вышел в проход, который ведёт уже в сам клуб. Здесь уже продолжилась ночная часть тусовки, без лайв-выступлений, зато с диджеем, до утра и под модным девизом: «Ты никогда не будешь моложе, чем сегодня вечером».

Фото: «Конструктор-Практик»