Ноги  шагают вниз от набережной, почти на берег реки,  туда, где почти нет прохожих и уличного освещения. Немереное количество сомнительного вида заведений заставляют вспомнить, что обычно так люди и влипают в неприятности. Из каких-то кустов моргает название сауны – «Распутин».

Ноги несут вперёд, а разум недовольно ворчит: «Зачем?! Ну зачем? Ты даже не понимаешь этот стиль музыки, ну не любишь точно».

Подходим ближе — чувствуется запах шашлыка и сигаретного дыма. Уже слышны отзвуки музыки. Приветливые кавказцы курят у огромных дверей с призывными надписями и рекламой.

– Подскажите, пожалуйста, а рейв-вечеринка здесь проходит? (рейв – от английского «rave» — бред, бессвязное бормотание. В современной клубной культуре это и событие, и стиль музыки, и даже стиль жизни. Так называли андеграундные вечеринки, которые проходили под «кислотную» музыку).

– А.. это вот там… — один из них неопределенно взмахнул рукой, показывая на неприметную, совсем маленькую дверь по соседству.

Проходим дальше. Видимо, мы пришли к самому началу: у дверей нет абсолютно никого. Голые белые стены без какой-либо отделки, длинный коридор.

– О, девчонки! Вы к нам? Круто! Заходите, до одиннадцати бесплатно, – мелькание белых зубов в полутьме — это симпатичный парень встает с порога, на котором сидел.

Двое парней осматривают сумки на входе, ставят ярко-розовым маркером закорючку на левой руке. Проходим наверх по крутой кованой лестнице,  боимся грохнуться вниз на бетонный пыльный пол. Наконец поднялись.

Бах! Огромные красно-серебристые граффити выскакивают перед тобой везде: на стенах, на черных бочках в углу,  на полу и даже на потолке. Часто-часто моргает красный и синий свет, чувствуется запах строительной пыли. Музыка довольно громкая, но как-то странно  – она не бьёт по ушам, не оглушает тебя. По стенам от пола до потолка тянутся метры черной ткани, кое-где на ней тоже видны надписи, символы, узоры.  Это импровизированный клуб в стенах недостроя. Некоторые двери наглухо закрыты и тоже занавешены чёрным, но мы идем туда, где вообще дверей нет.

В баре тоже пусто. Бармен с надеждой смотрит на нас. В следующей комнате, где на полу стоят разбитый телевизор и инсталляции из веток, а диваны прожжены окурками,  диджей крутит пластинки, нажимает кнопки и передвигает «бегунки» на своем пульте. Отовсюду слышится не то техно-, не то электрозвуки.  На танцполе качаются странные ребята в панамках и мешковатой одежде. Некоторые просто двигают головой или мизинцем руки, держащей бутылку пива, а некоторые прыгают, как будто пытаясь допрыгнуть до самой большой подпалины на потолке. Все это действо напоминает студенческую вечеринку… на инопланетном звездолёте.

Плюхнулись на диванчик рядом с длинноволосыми бородатыми парнями.

— Хэй, ребят, мы немного не в теме. Что тут происходит?

— Да, мы сами не знаем, честно говоря. Эту хату Разум арендует, так дешевле получается. Сейчас-то рейвы можно проводить где угодно, это как бы танцевальный дебош.

По прошествии пары часов «дикого угара» начинает ощущаться острая необходимость подарить танцующим дезодорант или приоткрыть окно, которого, конечно, нет. Буквально вываливаемся из «клуба» с усталостью, двоякими чувствами и уже набранным номером такси.