Невеликий жизненный опыт и наблюдение за окружающим миром всё чаще подсказывают мне, что девушки «упорного романтизма» (по Достоевскому) нынче так же не в почёте, как и культурная журналистика. Но отсеем ропот. Оставим только факты.

Первое, о чём спросил меня Виктор Дмитриевич Узун (режиссёр-постановщик спектакля «Дядюшкин сон») после взаимного представления:

– Так неужели молодёжь ходит сейчас в театры?

Неловкая пауза.

Так как я говорила за себя, ответ был утвердительный. Но грустный тон, которым был задан вопрос, пошатнул мою веру и в молодёжь, и в будущее театра. Театра для молодёжи.

Вернёмся к премьере.

Фото: Алексей Лихачёв

Спектакль изначально задумывался как портал для перебрасывания зрителя в другую эпоху – середину XIX в., и, надо сказать, что создателям этот пассаж удался на «пятёрку». Диковинные костюмы а-ля то, «что мы назвали франт», роскошные платья, на первый взгляд, кажется, украденные из музея, но нет – абсолютно новые, сшитые специально для тех, кто «влюблялся в романы и Ричардсона и Руссо». Танцы – всё сплошь мазурки, вальсы, канканы и краковяки. Портрет эпохи не эскизно набросан, а прорисован детально, и это будоражит воображение.

Фото: Алексей Лихачёв

Конфликт, развернувшийся у нас на глазах, явен, прост, естественен, и за его ходом следишь лишь только с долей скорби и печали. Ай-яй-яй, какие все нынче продажные. Ой-ой-ой, гонятся за наживой. Э-эх, святость ни в чём не найти – в женской красоте и мнимом милосердии тем более. Но! С каким потрясающим артистизмом всё обыграно! На сцене блистают «народные» и «заслуженные» – как могло быть ещё? А живой юмор, ударной волной пробивающий зал, актуален спустя двести лет и без перевода на новояз.

Конфликт, развернувшийся у нас на глазах, явен, прост, естественен, и за его ходом следишь лишь только с долей скорби и печали.

Отдельная тема – музыкальное оформление спектакля. Мюзикл «Забывчивый Жених» по мотивам повести «Дядюшкин сон» написал наш земляк, советский и российский композитор Владислав Игоревич Казенин аж в 1989 году, а живое её воплощение на сцене на подмостках в наши дни курировал композитор и пианист Станислав Хусаинов.

– Скорее, у нас получился драматический спектакль с музыкой, а не мюзикл и оперетта, – признаётся он. – В нём задействованы лучшие музыканты города, которые работают в камерном и симфоническом оркестре.

В том, что «лучшие», сомневаться не приходится. Музыка в спектакле – тот канал, по которому Достоевский проникает и в уши, и в сердце, и в разум. Современно, не правда ли? То, с помощью чего спектакль не кажется громоздким и скучным, а красивым и переливчатым. Оказывается, что музыкантам пришлось пройти некоторые препоны, чтобы всё состоялось, как должно: это история с поиском нот и партий в Омском театре – в оцифрованном варианте они обнаружены не были.

Музыка в спектакле – тот канал, по которому Достоевский проникает и в уши, и в сердце, и в разум. Современно, не правда ли? То, с помощью чего спектакль не кажется громоздким и скучным, а красивым и переливчатым.

А ведь они ещё и все поют! Актёры, в смысле. ВСЕ. Поют.

– Спектакль бы не состоялся, если бы не было специфического набора актёров, – говорит Виктор Дмитриевич Узун.

Напомним, что оценить специфику набора актёров, актуальность проблемы и эстетизм ушедшей эпохи можно будет 18 марта, а 10 марта откроется выставка в краеведческом музее, посвящённая 140-летию Кировского драматического театра. Выставка – театральная инсталляция, в которой можно будет узнать и проследить, как развивался и менялся театр.