С давних пор людей волновал вопрос о неизведанной стороне жизни – загробном мире, и о обитателях – призраках. С развитием науки интерес мог ослабеть, но не тут-то было. В современном мире появляются новые направления, типа телепатии, парапсихологии и прочего в этом духе. С каждым годом увеличивается число мистических шоу на ТВ, фильмов и сериалов (вспомним один из бесконечных – «Сверхъестественное»), и, конечно же, книг.

Литература во все времена отражала всё, происходящее в обществе. Призраки не стали исключением. Для Зарубежной литературы ясно: готическая атмосфера, заброшенные усадьбы, бледные бесформенные фигуры, часто чудовища. Стоит только вспомнить английских привидений или соотнести со страшными немецкими сказками, насквозь пропитанными таинственностью и страхом.

Что же в русской литературе? Неужели наши призраки – не достояние? В русской литературе понятия «призрак» как такового не было. Да, нам известны из фольклора рассказы о леших, домовых, русалках, чертях и чертовках, колдунах, представителях темной силы. Сущест легенды и о мертвецах. Например, кикимора – женщина, которую в младенчестве унесли черти или колдуны в неизвестный дом, к тому же, она проклята, так как родилась от обычной девушки и огненного змея. Но нельзя однозначно полагаться на народную традицию, где вся нечистая сила относится к душам тех, кто умер неестественной смертью. По своей сути, мертвецы являются как бы прототипами призраков в современном понимании.

Кикимора – женщина, которую в младенчестве унесли черти или колдуны в неизвестный дом, к тому же, она проклята, так как родилась от обычной девушки и огненного змея.

Только в конце 18 века к народным мертвецам прибавились привидения. А связано это, конечно же, с западными веяниями в русском дворянском обществе, к тому же наступала эпоха романтизма. Естественно, что образованные люди того времени читали Бюргера, Саути или Гёте.

Объединяя английскую готику, немецкий романтизм и русские народные сказки Жуковский пишет балладу «Людмила», полную мертвецов, привидений, чертовщины и убийств. Или вспомним виртуоза загробного ужаса – Гоголя. Пропуская рассуждения о «Шинели» и «Мёртвых душах», где всё на поверхности, выделим довольно непопулярный образ – призрак мальчика Ивася, покрытый кровью и освещающий комнату красным светом, из повести «Вечер накануне Ивана Купала». Обыкновенных привидений можно найти и в романе Достоевского «Преступление и наказание», где покойная Марфа Петровна с лакеем Филиппом приходит к своему бывшему мужу Свидригайлову. Отчего нам становится жутко? Не от их коварных планов и не от мести.

В настоящее время авторы и в России, и за рубежом продолжают создавать произведения в мистическом ключе, поддерживая традиции Данте, Шекспира, Гофмана, По, Стокера, Пушкина, Гоголя, Жуковского и др.

И остался, пожалуй, самый главный вопрос: кто же такие призраки? Так вот оказывается, что призраки и приведения имеют различия. Не верите? Загляните в любой словарь. Призраки – это что ли более общее понятие, видение, образ чего-нибудь, а вот привидение – это разновидность призраков, умершие или отсутствующие существа. Но сегодня эти понятия зачастую используют как синонимы.

До сих пор вопрос о призраках и привидениях остается актуальным в культуре, жизни и литературе. Можно только предположить, что связано это с многочисленными разговорами о возможности третьей мировой войны или скорого конца света. Людям любопытно: а что будет дальше, там, после смерти?

В наше время продолжают развивать литературу ужасов Стивен Кинг, Дин Кунц, Уильям Блэтти и др. В русской литературе это Петрушевская, Атеев, Рыбакова, Романова и др.