Артём, расскажите кратко о себе и как начали работать с государственным аппаратом?

Я родился в Смоленске. Так вышло, что отца по работе перевели в Москву, и мы переехали. Учился в нескольких вузах, я кандидат юридических наук, Уже со второго курса начал работать дизайнером-иллюстратором в компании, которая занимается дизайном. Тогда это был не очень развитый сектор, поэтому работа была очень хорошая. С тех пор я работал креативным директором, арт-директором во многих интересных студиях, например, в «Ред кедс». Пришло время открывать что-то своё, посмотрел, как рождаются другие компании, как они работают, сделал выводы и открыл собственную студию. Ну, а в гос сектор я пришёл очень просто: 7 лет назад мы подали заявку на творческий конкурс по разработке сайта президента. Насколько я помню, было 22 участника. По каким-то неизвестным мне критериям они отсеивались. В конце нам сказали, что сайт будем делать мы.

Вам было не страшно браться за сайт президента?

Тогда для меня это было экспериментом. Я вообще не думал, что мы выиграем. И мне было интересно с профессиональной точки зрения. На тот момент наша компания была молодая и заказов было не так много. Когда нам уже объявили, что мы выиграли, я понял всю ответственность, которую беру на себя. И так получается, не снижая планки, мы продолжаем работать с государственный аппаратом как подрядчики дальше*.

 Вы стали работать с государством, первыми лицами. Отношение к вашей студии поменялось?

Да, безусловно, отношение к нам поменялось. Мы и так были известны в своей профессиональной среде, ну и доказали, что можем делать что-то хорошее для государства: новое и уникальное. И, действительно, это было прорывом в то время. Все люди разных мнений и взглядов: кто-то хочет работать с государством, а кто-то нет. В любом случае, мы показываем ту планку, которую можем задавать в этой сфере. Мы являемся некими «евангелистами» открытого процесса разработки, мы очень прозрачные. Наверное, мы рекордсмены по негативу в наш адрес среди тех студий, которые пробовали заниматься разработкой подобных проектов. Со стороны гос аппарата всё в порядке, если бы дизайнеры делились на лигу белых и чёрных, то для государства мы белые и накрахмаленные, потому что ни разу никого не подводили.

p9242987

Как долго вы работали над первым проектом для гос аппарата?

Тогда мы делали исключительный дизайн, поэтому над проектом работал, конечно, я. А ещё мы занимались вёрсткой, которую делали 3-4 человека. Сейчас многое изменилось, наша студия расширилась. Команда стала большой, и мы делаем адаптивные крупные проекты очень хорошо. У нас появилось ощущение, что мы делаем действительно важные социальные вещи, делаем некий удобный сервис для людей.

А как дела обстоят с дедлайнами? У всех с этим проблема.

Если у дизайнера с этим проблемы, то он плохой дизайнер. Суть в том, что если у вас в голове есть какая-то история, которая про музу и творчество, то вы не дизайнер, это немного другая профессия, может быть, художник или что-то около того. На мой взгляд, дизайнер — это инженерная профессия, и мы работаем над решением задачи. Поэтому муза здесь не при чём. Необходимо всё грамотно продумать и всё.

Сейчас начинают появляться общественные Интернет-проекты вроде красивыйкиров.рф. Как вы относитесь к частной инициативе сделать жизнь лучше?

На самом деле, такие проекты были и у открытого правительства, не помню названия, но с подобной концепцией: люди жалуются на дороги и общие проблемы чиновникам. Сверху тоже такие инициативы есть. Тут другая проблема — неважно сверху они или снизу, просто по каждому моменту они очень разноплановые, включают большую инфраструктуру. Очень сложные бывают связи: дырки в асфальте, кто-то за это отвечает и кто-то это решает. В общем все процессы, которые должны произойти, чтобы решить проблему — административные. Я даже знаю, что в федеральных проектах такие проблемы решались путём звонков сверху вниз: «Решите эту проблему». Но ситуации очень разные и иногда проблемы необъективные (в каждой проблеме необходимо отдельно разбираться). Если лампочка в подъезде не горит, то проблему нужно решать не этой лампочкой, а найти человека, который смотрел за тем, чтобы лампочку регулярно меняли. Это же всё логистика, структура. На самом деле, государство пытается наладить работу в этой сфере. Например, даёт открытые данные разработчикам. Те же карты, это всё работа государства, «Яндекс» же не сам разработал карты.

Скажем, я обычный дизайнер, вижу, что у определённой государственной структуры просто ужасный сайт, что мне делать? Или, например, у них вообще нет сайта, а у меня уже есть идея, каким он должен быть.

Ну, давайте перейдём к частным случаям. Сайт РЖД неудобный. Как вы будете влиять на ситуацию? Большая компания, даже коммерческая, всегда будет проводить конкурс или тендер: на концепцию или разработку. То есть иных способов повлиять на это всё не существует.

В Кирове вы уже не в первый раз (Артём приезжал на «Дизайн-выходные» в 2014 году — прим. ред.). Расскажите, что думаете о нашем городе?

Что мне у вас нравится — это все компетентная аудитория. И я был поражён, что в Кирове всегда задают очень крутые вопросы (я ориентируюсь по своим мероприятиям). Аудитория достаточно сильная и можно рассказывать узкие и более профессиональные интересные вещи. И, конечно, радует, что у вас есть «Дизайн-сообщество».

«Мне безумно нравится герб Кирова»

Как оцениваете сайты муниципалитетов?

Я видел их много и они все разные. Плохо, что нет абсолютно никакой единой системы, которая бы помогла государству. Не хватает правил и принципов, по которым всё это строится: всё превращается в игру «Рулетка компетенции разработчиков». И здесь сайты очень сильно варьируются в зависимости от региона. В любом случае, всё неплохо, потому что если взять сайт администрации Кирова и сравнить его с сайтом испанским, наверняка сайт Кирова будет лучше. Потому что в нашей стране больше об этом думают, к таким проектам подходят с большей ответственностью и вниманием к деталям. Люди понимают, что это будет обсуждаться. Конечно, я сейчас всё теоретизирую, потому что я не был в Испании. Да и профессионалы у нас иные, потому что не зря наши ребята-программисты выигрывают все олимпиады. Мы всегда смотрим на работу какого-то Джона из Техаса, потом смотрим на кого-нибудь Марио из Италии и мы видим только срез «сливок» — того, что можно посмотреть. Если капнуть больше, на более глубокий уровень — средний, то наши дизайнеры намного лучше. У нас есть люди, которые делают всё на международном уровне.

Какой на ваш взгляд город в мире более digital-адаптирован?

На самом деле, как всегда — это мегаполисы: есть деньги на различные проекты в данной сфере. Но я бы не назвал какого-то определённого города, потому что все друг у друга копируют. Все эти мифы про Сингапур или Гонгконг, где всё прекрасно и волшебно, но по факту, когда там бываешь, то ты понимаешь, что у нас не хуже. Просто картина информационная такая, что всё прекрасно. Могу сказать, что Москва ничем не уступает этим городам. А в некоторых моментах даже опережает многие мегаполисы вообще в мире. Ну, например, в Москве есть карта для метро «Тройка, но такую невозможно купить онлайн в каком-то европейском городе. Более того, в Москве самая удобная оплата парковки в мире: приложение парковки самое лучшее в мире. Я бы не сказал, что в мире есть что-то революционно новое и это нельзя сделать у нас.

Как можно сделать жизнь в регионах удобнее посредством цифровой адаптации?

Мне кажется, что всё упирается в сами регионы, я бы не говорил про государство, хотя, безусловно, у него большой вклад в стимулирование таких отраслей. Всё упирается в разработчиков: всё зависит от профессионального сообщества региона. Если оно активно, то, значит, регион или муниципалитет идёт вперёд. Воронеж — яркий тому пример, где действительно много сообществ, которые действительно сделали многое для города. Есть города, где те же дизайнеры между собой даже незнакомы. Вот в Смоленске люди не знают друг друга, им необходимы люди, которые потянут индустрию вверх. Я, честно говоря, не могу понять, причину формирования или отсутствия коммьюнити.

Давайте перейдём к вашему проекту с Вячеславом Правзднинским «Дизайн Выходные»**. Есть какие результаты за годы работы?

Да! Банально — рождаются новые семьи, я не шучу. Ну и заканчивая важными вещами — проекты. Люди знакомятся, создаются новые молодые компании, которые может-быть работаю на фрилансе с москвоскими агентствами, становятся сильными в своём регионе, а потом создают мощные проекты. Нам очень часто нужны профессиональные квалифицированные подрядчики по разным направлениям. И если мы находим компетентных людей в регионе, то с радостью отдаём им часть работы, потому что в Москве это банально стоит сделать гораздо дороже. И мы всегда ищем того волшебного подрядчика в регионе, который может делать работу очень хорошо. И это большая удача — найти такового. Сейчас мы ездим с проектом гораздо меньше, это всё связано с личными обстоятельствами и загруженностью на работе. Мы, как инициаторы выпали из этого процесса, зато все соскучились по «Дизайн-выходным» и стали нас спрашивать о них. И вот 16 октября мы приедем в Суздаль.

*Артём Геллер спроектировал такие сайты:

**Образовательный проект, главными целями которого являются повышение качества дизайна в России, выстраивание коммуникации внутри дизайн-сообществ. Проект построен на принципах открытого обмена знаниями и абсолютно бесплатен к посещению.

Фото: Максим Микитенко