Если говорить о художественной литературе, то она всегда учила и будет учить жизни. То есть будет учить оставаться живым, в этом смысле. Прежде всего, это литература, которая прошла проверку временем.
К сожалению, современность всё чаще старается видеть в литературе практическую цель:  мы читаем, чтобы быстрее найти информацию, использовать её по назначению и тут же забыть. В то время как литература, именно художественная, – сторонник неспешного, вдумчивого чтения.

К сожалению, современность всё чаще старается видеть в литературе практическую цель.

Человек, читающий художественный текст, медленно продвигается по пути, намеченному автором, но идёт по своей, собственной тропе. Он умеет видеть главное и детали, различает оттенки и игру смыслов, тонкости и переливы психологических настроений героев. Он знает, о чём болит душа автора. Явственнее проступает и острее ощущается для него фальшь. Человек становится уязвимее;  но вместе с тем сильнее и подготовленнее к восприятию мира, порой чужого и враждебного ему. Человек этот тем больше знает мир, чем больше читает: читая, он знакомится с людьми, пусть даже жившими когда-то задолго до него – мы-то знаем, что люди, их характеры за всю историю не изменились. Описания людских чувств, пороков, устремлений остались те же, изменились только комбинации и новизна манер писателей.

Литература дарит нам опыт «проживания» – ситуаций, эмоций, идей. Обогащая его, мы больше видим и больше понимаем. Сама жизнь становится сочной и яркой, а наш внутренний сейсмограф – настроенным на поиск гармонического баланса. Поэтому да, литература по-прежнему учит жизни. Более того, она поёт гимн ей.