Задолго до начала спектакля внимание зрителей приковывает оформление сцены (художник-постановщик «Старшего сына» — Елена Жукова, г. Санкт-Петербург), на которой расположены три линии железнодорожных путей с семафорами, предупреждающими о приближении поезда. В глубине сцены — металлический круг, подсвеченный голубым прожектором. Сначала кажется, что это циферблат вокзальных часов. Приглушенные звуки вокзала дают подсказку зрителям о том, где же условно будет происходить действие.
kqwxqPIlPkQ

Фото : Алексей Лихачёв

И вот герои один за другим начинают прибывать на «вокзал». Мы видим Бусыгина, роль которого превосходно сыграл Сергей Пахомов, его друга Сильву в исполнении Владимира Шишлянникова. Вечерним часом они провожают дам, с которыми только что встретились в кафе. Здесь же параллельным планом происходит встреча молодого влюбленного Васеньки Сарафанова с неприступной дамой средних лет Макарской, на перроне-сцене и главный герой Сарафанов-отец: он возвращается с похорон. Действия происходят одно за другим, плавно переливаясь, как хорошо отлаженный механизм движения поездов. Мизансцены словно вспыхивают перед зрителем, как семафоры. Три платформы, которые передвигают сами персонажи, поочередно выезжают на передний план, и каждая становится чьей-то квартирой, комнатой. Недовольный шумом сосед неожиданно появляется из осветительской ложи, и оттуда выкрикивает слова негодования.

Вот Сарафанов, его «младший» сын Васенька (в исполнении актера Павла Каныгина) и дочь Нина, роль которой играет Марианна Узун, на кухне, как и принято, отмечают возвращение неожиданно объявившегося «старшего сына» Бусыгина. Эта кухонька расположена даже не на сцене, а в небольшом пространстве перед ней, прямо у первых рядов партера. Возникает ощущение, что зритель сам находится в этой кухне и принимает участие в спектакле. Это удачное режиссерское решение помогает разрушить «четвертую стену».  Иногда герои уходят в другие пространства «квартиры»: прямо под сцену, словно в чулан тайн этого семейства. Постепенно секреты выходят наружу – мы узнаем, что Вася и Нина собираются покинуть отчий дом, и Сарафанов остается практически один со своей несбывшейся мечтой о карьере великого музыканта. Раскрывается секрет — поднимаются над сценой, словно сломанные, рельсы. Создается ощущение, что это вовсе не рельсы, а решетка клетки, в которой находятся все герои. Это клетка семейных обид и упущенных возможностей. Находясь на эмоциональном пике, герои  выходят в зал, в проход между рядами, и зритель чувствует их переживания. Этот выход словно вбрасывает электрический разряд в зрительный зал.

JDhjP1s7McA

Фото : Алексей Лихачёв

Но страсти утихают и наступает день. Металлический круг окрашивается в желто-оранжевый цвет, и теперь становится понятно, что это были и часы, и луна, а теперь — солнце. Скамья вокзала —  плетеная полусфера, похожая на гнездо, в котором сидят и рассуждают о жизни настоящей и будущей, кажется влюбленные друг в друга Нина и Бусыгин, здесь же происходит свидание Макарской с наивным, но ранимым и решительным Васенькой. Рядом  мы видим силуэт фортепиано, сплетённый из тех же веток, что и гнездо. Но фортепиано имеет лишь каркас, абрис, а внутри оно пустое, словно лелеянная когда-то, но не сбывшаяся мечта о музыке главы семейства. Точно так же продолжают двигаться платформы, герои, рельсы, и в этой симфонии разрешаются семейные неурядицы.

На поклон актеры выходят сквозь поставленные на дыбы пути, и мы думаем, вот они — герои, которые провели своих персонажей через терни лжи и чувств и помогли найти им выход из этой суматохи жизни.

HSkelaLyKrk

Фото : Алексей Лихачёв