Пожалуй, знания большинства из нас по этой теме крайне малы. Создатели проекта «Последние 30» раскрыли феномен постсоветского и сделали всё, чтобы это время не забыли.

Новое пробуждение

Я появилась на свет, когда страна уже изменилась. Для меня это не было чем-то новым, особенным. Просто время, в котором я живу, учусь, взрослею. А для кого-то эти годы стали переломом в сознании, крушением предыдущих идеалов и ценностей.

Один из создателей проекта, Сергей Карпов, родился через год после того, как Михаил Горбачёв объявил о начале перестройки. В 1993 году он пошёл в школу.

карповквадрат1Сергей Карпов:

— Помню расстрел Белого дома по телевидению в свой День рождения, первую чеченскую, Влада Листьева и его убийство, Старовойтову. Именно та медийная и социальная повестка воспитывала и сформировала меня таким. Это не совсем перестройка, но это то, что мы получили благодаря тому, что она произошла.

Так вот, к чему это я. Именно проект «Последние 30» объединил всех нас, объединил нашу историю. В нём себя узнает и прошлогодний выпускник школы, и тот, кто закончил её ещё во времена начала перестройки. Проект представляет из себя своеобразную галерею, в которой герои (от выпускника, сдавшего ЕГЭ на 100 баллов, до беженца из «горячих точек») сами раскрывают феномены и особенности жизни постсоветской России. Субкультура, музыка, искусство, теракты и национальные конфликты — каждый факт так или иначе отражает перемены, произошедшие как в сознании каждого человека, так и в обществе в целом. Иными словами, «Последние 30» показывает, как родилась новая страна.

Суперпрофессиональные начала

Всего проект содержит в себе 30 постсоветских феноменов. Они представлены через истории героев, колонки журналистов и тексты учёных. А поддерживает работу проекта целая команда: журналисты, учёные, авторы, фотографы, дизайнеры, корректоры, программисты, продюсеры, редакторы и менеджеры. Кстати, все авторы работают исключительно на волонтёрских началах.

Сергей Карпов:

— У нас нет никакого финансирования, поэтому и возможности кому-то платить гонорары просто нет. Но есть такая штука, когда суперпрофессиональные люди готовы вкладываться интеллектуально в то, что считают важным, тем самым инвестируя в своё и наше общее будущее.

Это не первая его работа на некоммерческой основе. Сергей является куратором международного мультимедийного проекта короткометражных фильмов «Рулет». Его авторы работают с новыми формами визуального повествования. Благодаря именно таким проектам, как этот, мир открывается с другой стороны. После просмотра фильмов ты выходишь из зала с изменившимися истинами и целями, новым взглядом на жизнь.

Когда школа – обитель шаблонов

Когда знакомишься с разделами проекта «Последние 30», в голове постепенно выстраивается картина от того, что было, к тому, что стало. Достаточно сложно делать выводы о событиях, участником которых ты не являлся. Но я точно могу порассуждать насчёт аспекта «образование», так как уже сама на себе испытала все прелести ЕГЭ и вступительных экзаменов.

Что касается СССР, то несмотря на горькие вздохи многих о высоком качестве среднего образования, о личности школьника в те времена совсем не заботились.

Александр Асмолов, заведующий кафедрой психологии личности МГУ:

— Грустность нашего советского образования заключалась в том, что оно было нацелено прежде всего на память. От ребенка требовалось слушать и запоминать, а не создавать что-то своё.

Во времена перестройки с этим решили бороться, последовали нововведения, система изменилась. С тех пор ситуация с образованием действительно улучшилась, но появились и новые проблемы. Из-за того что вузы часто на вступительных экзаменах спрашивали у абитуриентов то, что в школе не изучается, пришлось ввести ЕГЭ. Да, и теперь, помимо таланта, в обществе нужны блат и связи, а главной целью стал заработок. Кроме того, не все преподаватели смогли те самые нововведения принять и по-прежнему оценивают знания школьников по определённым шаблонам. Наверное, каждый из нас хотя бы раз столкнулся с тем, что собственное мнение о какой-либо проблеме или, например, литературном произведении не соответствовало учебнику. Несмотря на то, что мы высказывали что-то новое и неординарное (что по идее говорит о развитии личности), оценку нам за наши мысли всё равно снижали.

Вместо итога приглашение

«Последние 30» создан для активных и неравнодушных граждан, которые осознают важность произошедших перемен и понимают, каким образом они могут повлиять на будущее страны и её развитие. Проект является не итогом, а приглашением к большому разговору о постсоветской истории. Главная цель «Последних 30», по словам соавтора проекта Сергея Простакова, – привлечь к этой теме как можно больше людей.

мужикквадрат1Сергей Простаков:

— Меня всегда впечатлял современный голливудский кинематограф. Например, на «Оскар» в категории «Лучший фильм» каждый год выдвигается несколько фильмов об американской истории. Причём чаще всего это обозримое прошлое — 30-40 лет. Это высочайший уровень рефлексии общества. А что у нас? У нас ничего такого нет. А почему? Потому что нет общества, заинтересованного в такой рефлексии. Потому что постсоветскую Россию никто не любит, – пояснил он, – а для нашего поколения она единственная родина. И мы пытаемся как-то осмыслить, где мы выросли и что со всем этим делать дальше.

Также общими силами участников проекта «Последние 30» подразумевает выпуск альманаха. В него включены произведения молодых авторов. При подготовке лишь два ограничения: большое количество представителей из регионов и возраст (родившиеся после 1985 года).

Сергей Карпов:

— «Альманах-30» — это попытка расширить разговор о выбранных нами темах, а также понять, как поколение тридцатилетних осознаёт себя и страну. Мы пытаемся дать понять обществу, что мы немного из другого теста, и давайте уже и нас тоже принимать всерьёз, потому что очень скоро мы превратимся в то поколение, которое диктует правила. Лучше бы к этому подготовиться общими силами.

Кстати, сейчас команда проекта «Последние 30» проводит сбор средств на публикацию первого выпуска «Альманаха — 30».

Screen Shot 2015-11-30 at 15.36.40