prof-stud-2Студентом в нашей стране становится практически каждый. Система не даёт другого выбора: ты либо уходишь в девятом классе в техникум (что, кстати, вовсе не плохой вариант), либо остаёшься и всё последующее время фактически готовишься к ЕГЭ, недостатки которого давно стали притчей в языцех. Школьное образование готовит тебя не к реальной жизни и даже не к получению профессионального образования (что тоже весьма абсурдно), а к сдаче одного конкретного экзамена, результат которого ничего не говорит о твоих истинных знаниях. При этом в процессе «подготовки» ученикам даже не пытаются прививать те навыки и парадигмы поведения, которые реально пригодятся им в жизни: гибкость мышления, независимость от толпы, свободомыслие. Скорее, наоборот: всё это усердно подавляется, каждого ученика стараются максимально «усреднить», а работа детей оценивается по бессмысленной системе оценок.

Но это, как принято говорить, только начало. Перед свежеиспечённым выпускником мужского пола встаёт простой до ужаса выбор: отправиться в армию и потратить год на извлечение смысла из собственной жизни, либо поступать в институт. Разумеется, большинство выбирает второй вариант. Девушкам несколько проще. Но даже если искусственно изъять угрозу армии из контекста, окажется, что без диплома стоящую работу найти непросто. Среди некоторых работодателей почему-то всё ещё бытует мнение, что обладатель диплома умеет работать.

Пока человек учится в школе, он формирует круг собственных интересов и, исходя из него, решает на какую специальность поступить. Иначе говоря, человек выбирает, в какой сфере сделать свои знания более узкоспециализированными. И на этой основе избирает университет, факультет и специальность в надежде, что там ему будут преподавать то, что действительно нужно и важно для профессии. Какая глупость.

Восторг от нового места проходит очень быстро. Расположение кабинетов и корпусов изучается за две недели, а потом приходит очень неприятное ощущение. Что ты влип. Оно свойственно не только тем, кто поступал только «ради корочек», но и людям, сознательно и с радостью решившим получать профессиональное образование. Это, пожалуй, стоит подчеркнуть: обучаясь в вузе, человек получает высшее профессиональное образование. И с этой точки зрения высшее образование в нашей стране совершенно абсурдно.

Студент, поступивший на инженера, должен год заниматься изучением философии, БЖ, английского языка, в обязательном порядке ходить на физкультуру (долю которой увеличили, а с недавних пор ещё и ввели ГТО) и где-то в перерыве между этим учить теорию. При этом предметы, формально изучаемые в школе, в большинстве своём начинают проходить заново. Тот же английский (как и физика, например) начинает изучаться с базовых правил и неправильных глаголов. Это в «современном и информационном обществе». На первый план выходят навыки, полученные «неформально»: умение списывать, производить хорошее впечатление на преподавателей, выпрашивать у них возможность пересдачи. Уже это одно противоречит здравому смыслу, в связи с чем Новая Строка решила взять серию коротких интервью.

prof-stud-1

 

Здравый смысл, алкоголик

НС: Расскажите в двух словах, как вы относитесь к системе высшего образования в России?

Здравый Смысл: Как я отношусь? Ну, вот представьте, что вы пошли на курсы владения фотошопом или C++. Заплатили 120 000 рублей за то, чтобы стать профессионалом. Приходите на курсы, а вам говорят: «Сейчас у нас ОБЖ, а потом все дружно на уборку территории. Явка строго обязательна». Так же и у нас в университетах. Первые полтора-два года обучения проходят под знаком теории и истории различных аспектов специальности. Программисты год учат школьный Turbo Pascal, робко поглядывая на Swift и читая статьи про Unity, о котором никогда не услышат от 70-летнего преподавателя, лингвисты — методы изучения языков в Гарварде 17 века.

Как это помогает стать высококвалифицированным специалистом в выбранной области? Ответить на этот вопрос поможет наш второй респондент Капитан Очевидность.

НС: Как изучение давно неактуальных и интересных только с исторической точки зрения областей помогает человеку стать профессионалом?

КО: Никак.

НС: Спасибо за уделённое время.

Большая часть предметов преподаётся людьми, которым уже давно за сорок. Это в лучшем случае. Никто уже не удивляется, когда во время знакомства со студентами новый преподаватель говорит, что последний раз занимался, скажем, юриспруденцией где-нибудь двадцать лет назад. И тем не менее, он готовит студентов к работе в современных реалиях. Вернее, пытается.

Каждый год люди, обучающиеся в университетах, должны написать курсовую работу. Курсач, проще говоря. Зачем и почему — никому не известно. В теории этот документ должен хоть в чём-то быть инновационным, как-то двигать избранную студентом область знаний вперёд. На деле же будущие журналисты пишут курсовые по творчеству писателей 17-18 века. Совершенно неисследованная тема. Процесс защиты курсовой прекрасно говорит об истинном смысле её существования: «комиссия», состоящая из преподавателей, выбранных по принципу случайных чисел, равнодушно проглядывает работу, в пол-уха слушая выступление автора, задаёт ему первые пришедшие в голову вопросы и отпускает с миром. Только для того, чтобы потом отчитаться, что «все учащиеся работу выполнили». Какую работу? Идентичную той, которую делают копировальные машины.

А в конце обучения студенты сталкиваются с ним. С дипломом. Его пишут долго и тяжело, скрежеща зубами и продираясь сквозь дебри бюрократии, связанной с ним. Защищают в течение месяцев, по несколько раз. А в итоге оказывается, что это всё было абсолютно бессмысленно. Диплом не нужен никому. Устраиваются на работу (по специальности или нет) только те, кто догадался начать работать во время обучения, а берут их за счёт практического опыта, полученного на этой самой работе. А зачем диплом? Сие не известно ни тем, кто его выдаёт, ни тем, кто получает. Зато его толщина, кажется, специально подобрана так, чтобы идеально подпирать ножку шатающегося стола.

Поэтому каждое утро толпы студентов идут в университет, препираются с гардеробщицей, которая примет одежду без петельки только по приказу декана, кучкуются у кабинета, ждут преподавателя, опаздывающего на десять минут, заходят в кабинет, где из десяти положенных компьютеров имеются три, а остальные конвертированы в новый внедорожник ректора, достают тетрадки, ведь преподаватель категорически не поддерживает девайсы прогрессивнее калькулятора, слушают, как пожилая женщина рассказывает им о том, как обстояли дела в юриспруденции Южной Америки 19-го века, с трудом разлепляют глаза после звонка и отправляются на следующую пару только ради того, чтобы прийти домой и написать о том, как «сегодня чинили автомат по продаже кофе» в паблик «Подслушано Name У». А перед сном, в очередной раз, задаться вопросом: «Зачем?». Wake up. Learn. Repeat.

 

Артем Слободчиков